Вход на сайт

Наши партнеры

Полезные ссылки

Доклады участников конференции в ЧГУ

Б.В. Петелин, д. и. н.,
профессор кафедры социально-экономических дисциплин
ФОГ и СЭД ЧГУ

СОВРЕМЕННАЯ РОССИЙСКАЯ ГЕРМАНИСТИКА:
НОВЫЕ ЗАДАЧИ – НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

В нашем выступлении под «германистикой» мы имеем в виду не лингвистику, а исторические исследования, которые ведут российские ученые, обращаясь непосредственно к истории Германии во всех ее проявлениях. Российская германистика сегодня – это не только опубликованные работы специалистов, но и существующие центры по изучению германской истории, разнообразные встречи и конференции университетских преподавателей и научных сотрудников исследовательских институтов, взаимные контакты и связи в Интернете. Наш Семинар по российско-германской истории „Vereinigung“, который можно уже считать Вологодским объединением историков-германистов, с прошлого года имеет свой официальный сайт, что, кстати, характерно далеко не для всех исследовательских центров.

Отечественная германистика имеет свою историю. В советский период, который неоправданно вычеркивается из современной историографии, была проделана значительная работа по изучению немецкой истории с древнейших времен и по новейшее время. Да, большинство исследований было сконцентрировано на исследовании проблем классовой борьбы, рабочего движения, особенностях развития феодализма и капитализма в Германии, германского фашизма и т. д., но эти проблемы не были придуманы в кабинетах, а. как правили, их изучение сопровождалось введением в оборот различных источников, в том числе и архивных. Перечень советских историков-германистов занял бы здесь немалое место, отметим, что Череповец и Вологда были не в последнем ряду российских городов, где происходило становление отечественной германистики. Я имею в виду научную деятельность профессора А.С. Бланка, которого с полным основанием отношу к своим наставникам, кем он и был в действительности (я учился у него в ВГПИ, писал дипломную работу, консультировался по первой диссертационной работе, печатался в сборниках под его редакцией).

Распад научных связей в 1990-е гг., сокращение и прекращение финансирования научных исследований привели к заметному упадку вузовской науки. Этот процесс, к сожалению, совпал с уходом из жизни многих талантливых ученых, на имени и делах которых держалась десятилетиями отечественная германистика. Достойной замены, по большому счету, так и не нашлось. Но мы были бы несправедливы, если бы стали говорить об исчезновении отечественной исторической германистики. Даже в самые тяжелые – «лихие годы», российские исследователи не прекращали своей деятельности. На этот счет я могу привести многие примеры из своего участия в многочисленных встречах историков от Калининграда до Томска и Кемерово. Надеюсь, что когда-нибудь эти страницы из жизни воплотятся в публикацию воспоминаний.

Мы приветствуем начинание инициативной группы, которую представляет ведущий научный сотрудник ИВИ РАН А.А. Синдеев, по возобновлению деятельности Центра германских исторических исследований ИВИ РАН. Собственно, Центр никогда не прекращал своего существования, руководимый патриархом отечественной германистики доктором исторических наук Я.С. Драбкиным, на работах которого выросло не одно поколение исследователей и преподавателей. Но новое время – ставит новые задачи и проблемы и решать их, что естественно, предстоит историкам новой формации.

К настоящему времени в Москве состоялось два подготовительных совещания (25.10; 8.11.2012) по обсуждению программы развития российской германистики. В работе совещаний приняли участие известные российские ученые. Я лично участвовал во втором совещании 8 ноября, которое проходило в ИВИ РАН. Участниками совещаний были отмечены такие основные проблемы отечественных германских исторических исследований:

  1. отсутствие координации и связывающего центра в деятельности в деятельности российских историков-германистов, нехватка информации о проектах, мероприятиях, изданиях по германской тематике;
  2. отсутствие в ИВИ постоянно действующего семинара, сквозные темы которого могут охватывать всю историю Германии;
  3. нехватка отечественных интернет-ресурсов по истории Германии и другие проблемы, в том числе, недостаточное финансирование германских исследований (п. 7).

На совещаниях в Москве была создана рабочая группа в составе А. Синдеева, Ю. Коршунова, Е. Кузменко, К. Софронова, в которую вошли также представители вузовской германистики. На март 2013 г. запланирована конференция по дискуссионным проблемам германской истории с участием Германского исторического института (ГИИМ). Планируется возобновить издание «Ежегодника германской истории» в новом качестве и с новым названием. Программа деятельности Центра будет дорабатываться, в том числе и по предложениям нестоличных исследователей.

Наше сегодняшнее состояние, я имею в виду, работу Семинара «Vere­ini­gung», вселяет определенный оптимизм. Мы практически реализовали все планы, намеченные в 2012 г. Интерес к нашей деятельности, нашим мероприятиям очевиден. В Интернет-конференции приняли участие более 30 человек, что для первой, пробной попытки можно считать неплохим результатом. Издан научный сборник, который получили все авторы. Отзывы – самые положительные. Это наш общий успех! Но жизни требует не стоять на месте. В науке застоя не может быть. Как нам кажется, об этом я говорил на совещании в Москве, следует выдерживать именно германо-российское направление в исследованиях, что позволяет разнообразить их тематику и привлекать новых молодых авторов, проявивших интерес к истории двух стран. Мы этот поход уже выдерживаем. Если посмотреть на тематику дипломных работ и рефератов студентов ЧГУ, диссертационных исследований, которые ведут аспиранты кафедру социально-экономических дисциплин. Разумеется, приоритетом для нас остается история Германии, поэтому для нас важны связи с контакты с немецкими коллегами, Фондами, ГИИМ. Их поддержка играет для нас существенную роль в осуществлении намеченных планов. Отрадно, что у нас все эти годы не прерывается сотрудничество с Фондом им. Конрада Аденауэра, руководителям и сотрудникам которого мы выражаем глубокую признательность и благодарность.

Проблема финансирования – одна из самых трудных. Надеяться на то, что российское министерство образования будет что-то делать в интересах вузовской науки – тщетно. Реальное состояние образования и науки, а тем более их развитие, не значатся в главных задачах этого ведомства. Их деятельность – ликвидация «неэффективных вузов», закрытие исследовательских центров и школ, под предлогами всякой «модернизации», «реорганизации», что порождает горы бумажной, а не научной продукции, и что мы видим уже не одно десятилетие. К сожалению, на одном энтузиазме многое просто сегодня не сделать. Искать спонсоров среди «новых русских», которые составили богатство на разворовывании бюджетных средств, занятие не совсем приятное. Деньги тоже имеют «запах».

Однако, когда есть сплоченный коллектив, есть цель и ее четкое понимание в работе, то результат будет. История России и Германии, опыт народов двух стран – востребованы жизнью. Мы и дальше намерены вносить свой посильный вклад в развитие российской германистики, быть частью сообщества российских историков во имя будущего.


М.Д. Кербиков
к. и. н.,
заведующий отделом истории Ярославского государственного
историко-архитектурного и художественного музея-заповедника

1914. НАЧАЛО ХХ ВЕКА

Первая мировая война звучит в немецком как der Erste Weltkrieg (Duden), но в чутком для философских нюансов языке Гёте и Гегеля употребляется еще один термин для обозначения начала войны – Aus­bruch – вспышка, припадок, прорыв, всплеск. И этот прорыв 1914 года как раз и открывает собой подлинный 20 век. Профессор М. Штоллльайс рассматривает август 1914-го как «цезуру (или срез)» для всех народов, которых коснулся, так как раз и навсегда изменил жизненные перспективы миллионов людей. В книге известного журналиста Ференбаха «Крах и возрождение Германии» имеется глава «Столетие, которое началось войной», в которой он делает два интересных замечания. Во-первых, о том что, война представляет для историков некоторую загадку, поскольку «в ней не было никакой необходимости, не было никаких оснований для ее начала». Во-вторых, о том, что пророками, говорившими о грядущей войне, были лирики и марксисты. Итак, имелись ли для войны причины?

В справочнике Мейера, мы читаем о том, что «элементарной предпосылкой войны была система европейского империализма», который вел борьбу за сырье и рынки сбыта за границей в дополнение к традиционному соперничеству в Европе. И когда передел земли подошел к концу — обнаружилось, что «великие державы Европы так опутаны сетью сфер интересов, что при любом серьезном международном инциденте можно было бы ожидать детонации мощного взрыва» (Rein­hardt. Ger­many 2000 years). После выстрела в Сараево, фраза произнесенная кайзером Вильгельмом «сейчас или никогда» стала лозунгом всех руководящих лиц рейха, которые использовали событие в Сараево как предлог к развязыванию войны (Gutsche, Klein, Pet­zold. Von Sara­jewo nach Versailles).

Начавшаяся война стала не только водоразделом геополитической истории 20 века (The New Ency­clo­pe­dia Bri­tan­nica), но и квинтэссенцией ужаса. Люди, ставшие взрослыми до 1914 года, вообще отказывались признавать неразрывную связь с прошлым. Слово «мир» означало для них мир до 1914 года. Илья Эренбург, в это время находившийся в Амстердаме, узнав из газет о начале войны, почувствовал, «что все рушится – и беленькие уютные домики, и мельницы, и биржа…». Мировой пожар начался. Но едва ли кто-нибудь представлял себе его реальную картину. Доминирующим представлением было то, что он должен быстро пройти, и в следующем году война победоносно закончится. Как писал Эренбург – «сорок четыре года – немалый срок; участники франко-прусской войны успели умереть или одряхлеть; над их рассказами молодые смеялись. Никто из нас не знал, что такое война».

Чуть ранее, в расколе искусства, в протесте художников, «в восторге и ужасе декаданса заколебалась почва управляемой реальности» (Stuer­mer M. Das ruh­elose Reich). Перед войной существенным признаком стало иррациональное видение картины мира. Политический кризис подтвердило возникновение экспрессионизма, который выражал протест интеллигентов против тогдашних общественных отношений. Среди протестующих были те, кто тяготел как к революционному движению, так и реакционной «идее элитизма» (Streisand J. Deutsche Geschichte von den Anfaen­gen bis zur Gegen­wart), как Г. Бенн, в войну служивший в должности полкового врача. В сборнике «Морг», куда вошли вещи, написанные в 1912 – 1920 годы, он поместил стихотворение под названием «Опасность», где предупредил о том, что «Звериные дни настают (Tiertage)…и бессловесна почти любовь». Тем не менее, многие деятели искусства пошли на фронт. Война представлялась им катарсисом, из которого больное общество должно выйти очищенным и просветленным. Потому-то уже с начала войны те кто выступал против катастрофы, ощущали себя, по словам Гессе «кучкой чудаков». Все остальные, кто «…до тех пор служили людям и верили в существование наднациональной идеи человечества, пока этой идее ничего не угрожало, теперь … предают ее» (Друзья, не надо этих звуков. 1914 г.). Даже Томас Манн не сразу разобрался в характере войны. Германия казалась ему олицетворением здоровой человечности противостоящей циничному миру продажной современной западной демократии. Идеализация воюющей Германии продолжалась у него не долго, и свои «Размышления аполитичного» Манн сам впоследствии не раз подвергал критике. В произведении «Волшебная гора», написанном уже в Веймарский период, он сравнил начало войны с историческим ударом грома, «который, если говорить об этом с весьма умеренным уважением, потряс земные основы; а для нас этот удар грома взорвал волшебную гору…».

Итак, кайзеровская империя возникла в войне и пала в результате войны. Империя фактически прекратила свое существование в войне, «поскольку военное поражение и революция, не только временно, но и причинно взаимосвязаны» (Duelf­fer J. Deutsch­land als Kaiser­re­ich). Эту диалектику войн и революций в сжатом виде удачно представил Троцкий в «Моей жизни». Будучи в политической эмиграции в настроениях венской толпы он уловил черты, знакомые ему по октябрьским дням 1905 года в Петербурге. «Не даром же война часто являлась в истории матерью революций…Подобно революции, война выбивает всю жизнь, сверху до низу, из наезженной колеи …война, на первых порах укрепляет государственную власть, которая в порожденном войной хаосе выступает, как единственная твердая опора… пока та же война не подкопает ее».

В огне войны исчезла не только старая цивилизации 19 века с ее сословным делением общества, исчез мир как «каркас европейской жизни» (Хобсаум). Практически ни одно прежнее правительство не удержалось у власти. Из побежденных стран ни одна не избежала революции. Началось восхождение нового мирового гегемона – США. Понять ХХ век невозможно не обращаясь к теме Первой мировой войны, в которой был отомкнут ящик Пандоры, который до сих пор не закрыт: массовое уничтожение; огромные потери в войнах гражданского населения, измеряемые с тех пор миллионами; технизация войны (подводные лодки, автоматическое и химическое оружие, танки, авиация); механизация — восприятие людей как статистики; потоки беженцев; психоз; перекос бюджета в сторону военных и карательных органов. 


Мухина И.Н
аспирант кафедры социально-экономических дисциплин ФОГ и СЭД ЧГУ

ЖЕНСКИЙ ВОПРОС В ПРОГРАММАХ ХРИСТИАНСКО-ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО СОЮЗА ФРГ

«Равноправие означает для нас, что право на свободное раскрытие личности не зависит от пола. Целью нашей политики является воплощение равноправия женщины и мужчины в партнерском сообществе». Этими словами открывается пункт о равноправии и партнерстве женщины и мужчины в Основополагающей программе ХДС 1994 года. Союз всесторонне поддерживает женщин, способствует тому, чтобы как можно больше женщин стало заниматься общественной работой, борется за равенство шансов и оплаты труда. Однако, стоит понимать, что взгляд на женский вопрос Христианско – демократического Союза претерпел кардинальные изменения за период его существования. Наглядно данную трансформацию можно проследить по Предвыборным и Основополагающим программам разных лет, которые являются «зеркалом» женской политики Союза. С целью выявить особенности женской политики ХДС нами были проанализированы следующие программы:

  1. Дюссельдорфские Тезисы 1949 года
  2. Гамбургская программа 1953 года
  3. Берлинская программа 1968 года
  4. Предвыборная программа Союза 1969 – 1973 годов
  5. Заявление в Маннгейме 1975 год
  6. Предвыборная программа 1976 года «Свобода, Защищенность, Будущее»
  7. Основополагающая программа 1978 года
  8. Предвыборная программа 1980 года «За мир и свободу»
  9. Основополагающая программа «Свобода и ответственность» 1994 год.

При анализе самых ранних программ партии становится понятно, что доминирующим взглядом на роль женщины будет являться её положение супруги и матери. В Гамбургской Программе, которая относится к 1953 году, при рассмотрении пункта о равных правах, указывается на тот факт, что руководящим началом в данном вопросе для Союза является естественный порядок в семье и в браке. При словах «естественный порядок» становится понятно, что здесь имеет место разделение по половому признаку и, соответственно, при данном разграничении женщине может достаться только приватная сфера деятельности, то есть семья и брак. Кроме того, в более ранних «Дюссельдорфских тезисах», составленных в 1949 году, мы встречаем оговорку о том, что, несмотря на то, что женщина имеет такие же права на труд, как и мужчина, однако, ей не разрешается работать на местах, которые противоречат особенностям её характера. Таким образом, в самом начале своего правления Союз хотя и признает равные права между мужчинами и женщинами, все-таки, отмечает различие женского и мужского начала и, в соответствии, с этим выстраивает свою политическую программу.

В Основополагающей Программе Христианско-демократического союза 1978 года уже в Преамбуле прописан пункт: «Мужчина и женщина равны и должны быть партнерами». Таким образом, вводя данный пункт в преамбулу, Союз выделяет достижение равноправия между мужчиной и женщиной одной из своих основополагающих целей и устремлений. В этом же документе отдельно подчеркивается, что мужчина и женщина являются партнерами в семье и несут одинаковую ответственность и друг за друга и за своих детей.

Однако, основное и очень важное, что христианские демократы ввели в Основополагающую Программу 1978 года – это заявление о том, что деятельность женщины – домохозяйки приравнивается к трудовой деятельности, это должно быть закреплено законодательно и социально защищено. Таким образом, впервые женщина, воспитывающая детей, была признана равноценным членом общества, который имеет право на доход и социальную поддержку. Она больше не исключалась из экономических отношений, если выбирала «традиционно» женскую роль в обществе, что не могло не способствовать развитию самосознания у самих женщин и увеличению популярности партии.

Предвыборной программе 1980 года, которая носит название «За мир и свободу», мы уже видим в самом начале описания будущей политики партии относительно «женского вопроса», осознание Союзом того факта, что женщины «были под двойной или тройной нагрузкой — на работе, дома и как матери — и при этом находили мало признания». В этой же Программе за немецкой женщиной признается борьба за свои права и борьба против всестороннего давления. Среди важных положений можно отметить, предложение о страховании жизни домохозяйки от несчастного случая, что в очередной раз закрепляет намерение Союза включить немку занимающуюся домашним хозяйством в ряды экономически и социально значимых кругов населения. Также заметно, что, начиная с данной Программы, можно наблюдать все больший «сдвиг» Партии в сторону трудящихся женщин. Конечно, семья, по-прежнему, остается важнейшим социальным институтом для государства, который всесторонне поддерживается, поддержку имеют и одинокие матери, однако, все больше внимания в Программах уделяется правам трудящихся женщин. В Предвыборной программе 1980 года чётко обозначено стремление пересмотреть все директивы и законы на предмет нарушения прав женщин, которые занимаются трудовой деятельностью. Также Союз осознает тот факт, что большинство немок заняты лишь в небольшом круге профессии и намерены устранить эту ориентацию, предлагая начинать работу уже с девочками. Также, Союз намерен стимулировать создание мест с неполным рабочим днем, что было бы удобно для многих немок, которые решили совмещать заботу о семье с трудовой деятельностью и содействовать появлению таких мест в частном предпринимательстве. Кроме того, ХДС стремится улучшить положение пожилых женщин и настаивает на получении женщинами пенсии в случае смерти супруга, которая должна составлять 70% от всего нажитого обоими супругами.

Если мы посмотрим Основополагающую Программу объединенного Христианско – демократического союза от 1994 года, то в ней положение женщины не изолированно, а подчеркивается то, что мужчина и женщина находятся в «партнерском сообществе. Также, ратуя за свободу выбора, Союз подчеркивает, что он должен происходить на условиях свободы и ответственности женщины и так, чтобы это соответствовало её способностям, склонностям и желаниям. Кроме того, в данном документе на «страже» равноправия между полами должно стоять не только государство, но и все общество в целом, что подчеркивает, что и сами немки должны наравне с государством нести ответственность за себя. Также Программа отражает и сложную экономическую ситуацию в объединенной стране, понимание не только глобальных экономических проблем, но и проблем отдельных членов немецкого общества. В Программе подчеркивается сложная экономическая ситуация в новых землях, и Союз указывает на необходимость уделять внимание созданию новых рабочих мест для женщин именно в экономически незащищенных территориях, недавно вошедших в состав ФРГ.

Отличительными особенностью данной Программы является призыв Партии к тому, чтобы немецкие женщины были более масштабно представлены на руководящих должностях и постах и во всех областях общественной жизни, чтобы они могли привнести в них свой опыт и свой взгляд на вещи. Осознание того, что женский взгляд на политику хоть и отличается от мужского, однако, не менее важен для будущего нации и каждого отдельного её члена не может не подчеркивать зрелость взглядов Союза на глобально изменившееся общество. Общество, где каждый его член, независимо от пола, возраста, политических предпочтении и вероисповедания имеет равный вес. Можно смело утверждать, что Христианско-демократических союз прошел трудный путь вместе с немецким обществом в осознании того, что это общество будет более устойчиво и социально – справедливо только при условии полноценного участия в его жизни всех граждан своей страны – и мужчин и женщин. Конечно, политика Германии во многом остается «мужской» территорией. По статистическим данным в 1990 году в составе Бундестага было всего 20,5% женщин, однако, это количество постоянно растет. Так, например, в 1998 году из числа 603 депутатов уже 30,8% были женского пола. Во многом увеличения представительства женщин удается достигать путем строгих квот, которые являются обязательными для каждой партии. В составе Христианско – Демократического Союза, например, женщин должно быть не менее 30% от общего количества депутатов. Так в 2005 году в составе партии было в общей сложности 35,5% женщин, что разительно отличается от показателей начало девяностых и, тем более, от показателей семидесятых.

Таким образом, можно сделать вывод, что женский вопрос в программах Христианско – Демократического Союза имел свои особенности, претерпел глобальные трансформации и пытался отразить самые «острые» и актуальные проблемы немецкого общества послевоенного периода. И тот факт, что последние семь лет председателем ХДС и, более того, канцлером ФРГ является женщина, наглядно демонстрирует успехи Союза и немецкого общества в целом в отношении женской политики.


Е.С. Добровольский
аспирант кафедры СЭД ЧГУ

КОНРАД АДЕНАУЭР: СТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТИКА

Конрад-Герман-Йозеф Аденауэр родился 5 января 1876 г. в Кёльне в католической семье начальника судебной канцелярии. Жили скромно, труд и экономия были девизом и образом жизни каждого члена семьи. Через молитвы и проповеди в детях укреплялось послушание, трудолюбие и уважительное отношение к старшим. Но все же, по мнению историка и дипломата В.Д. Ежова, «религиозное воспитание не превратило Аденауэра в святошу. Разумность и рациональность поступков Конрада проявлялись с детских лет». Терпимость же к протестантству сыграла позднее важную роль в жизни Аденауэра, который стоял у истоков создания ХДС

После окончания гимназии Конрад учился на юридическом факультете университетов Фрайбурга, Мюнхена и Бонна. После сдачи выпускных экзаменов в 1901 г. Аденауэр получил диплом юриста. В 1902 – 1906 гг. работал, сначала в прокуратуре, позже в адвокатской конторе Германа Каузена – известного в Кёльне политика.

В 1906 г. Аденауэр в возрасте 30 лет вступает в политическую жизнь. Он стал членом региональной фракции католической партии Центра. Помог случай: освободилось место помощника бургомистра, но занять его можно было, только пройдя выборы в городском собрании Кёльна. Выборы прошли успешно, и Аденауэр влился в городскую элиту. В 1909 г. Аденауэра его заместителем обер-бургомистра города. Конрад зарекомендовал себя не только исполнительным, но и инициативным, требовательным и знающим чиновником.

Градоначальники крупных городов Германии играли не последнюю роль в политической жизни страны. Обер-бургомистр Кёльна Макс Вальраф охотно занимался политической деятельностью и много времени проводил в Берлине. Поэтому, когда появился трудолюбивый и способный заместитель, Вальраф переложил всю работу на Аденауэра. Для будущего бургомистра это была прекрасная и полезная практика. 

В 1914 г. началась Первая мировая война. На Аденауэра легла нелегкая ответственность по снабжению населения продовольствием. Были заключены соглашения с рядом крупных крестьянских хозяйств, были распаханы близлежащие земли. Аденауэр ввел в Кёльне карточную систему. Благодаря этим мерам Кёльн оказался одним из самых благополучных городов рейха. Городской парламент полностью полагался на Аденауэра и безоговорочно поддерживал его инициативы.

Летом 1917 г. Конрада Аденауэра ждало повышение, он был избран обер-бургомистром. Вступая в должность, он торжественно произнес: «Возможность использовать себя полностью, все силы разума и души, отдать созидательному делу все свои личностные способности – это самое прекрасное, что есть в человеческой жизни. Такую возможность вы мне дали, избрав обер-бургомистром города».

Избрание на столь высокий пост подняло Аденауэра на новую ступень, как деятеля, теперь уже известного за пределами города. Отныне ему нужно было не только заниматься городскими делами, но и участвовать в общеимперских мероприятиях.

Как отмечает Ежов, «к сорока годам бургомистр проявил себя как личность сложившаяся и незаурядная. У него четко проявлялись национальные черты немцев – склонность к порядку, дисциплине, самоконтролю». 

1918 г. стал переломным в немецкой истории. Ноябрьская революция, крушение монархии, Компьенское перемирие и Версальский мирный договор оставили свой след в истории страны и придали Аденауэру бесценный опыт, пригодившейся в будущем. В ноябре 1918 г. революционные матросы из Киля, прибыв в Кёльн, объявили там республику Советов. Началась анархия и произвол. В декабре этого же года в город вошли британские войска. Начался оккупационный период. Благодаря слаженной и упорной работе администрации, революционеров удалось утихомирить, и с оккупантами бургомистр нашел «взаимопонимание», по необходимости выполняя их требования, чем сохранил свои властные полномочия.

Еще одна проблема, к которой Аденауэр оказался причастен – сепаратизм в Рейнской области. Шли разговоры об обособлении католической и либеральной Рейнской области от протестантской и консервативной Пруссии. По мнению Б.В. Петелина, «кёльнский обер-бургомистр имел отношение к идее создания «Западной немецкой республики». Однако в реальности его действия были направлены не на развал Германии, а на блокирование усилий сепаратистов. За «измену» революционные сепаратисты приговорили Аденауэра к смертной казни». Позднее Аденауэр скажет, что этот приговор значил для него больше, чем самый почетный орден, ибо он дал убедительный ответ всем, кто обвинял его в сепаратизме.

В 1923 – 1926 гг. бургомистр проявил себя активным и знающим градоначальником. Благодаря муниципальной политики Аденауэра Кёльн расцветал. Бургомистр любил свой город – столицу католической Германии. Ежов приводит слова одного из знакомых Аденауэра: «Он – кёльнец не только по рождению, но и по профессии». Даже в самые трудные времена Аденауэр смог превратить город в крупный, красивый и мощный центр Рейнской области.

В этот период даже противники бургомистра признавали, что Аденауэр был постоянно переполнен идеями и проектами. У многих складывалось впечатление, что преодолевать сопротивление доставляет ему удовольствие. Ежов приводит отзывы французской газеты «Ле Темпс» об Аденауэре: «Однажды он станет рейхсканцлером и никто этому не удивится, ибо он обладает качествами администратора высокого ранга, лидера, которому дан дар повелевать».

В 1926 г. пророчества французской газеты, казалось бы, начинают сбываться. В это время для Аденауэра по его словам, наступил лучший период в политической карьере. Энергичный обер-бургомистр приобретал популярность в стране. Общественно-политическое признание на государственном уровне пришло к нему летом 1926 г., когда его в срочном порядке вызвали в Берлин.

Дело в том, что политическая ситуация в Веймарской республике была шаткой и не прочной. Руководители партии Центра вознамерились образовать большую коалицию с СДПГ и ННП, чтобы сформировать стабильное правительство. Вспомнили об удачливом обер-бургомистре процветающего Кёльна Конраде Аденауэре, ему и был предложен пост рейхсканцлера. Но рассудительный и знающий политическую ситуацию в Германии Аденауэр решил с переездом в Берлин повременить. Кандидат в канцлеры убедился, что предполагаемых партнеров по коалиции разделяют непримиримые противоречия. Возглавить ему предстоит лишь правительство меньшинства, которое в скором времени будет свергнуто. Аденауэр последовал древней мудрой поговорке «Лучше синица в руках, чем журавль в небе».

В конце 20-​х годов положение политика пошатнулось. Кризис наступил как экономический, так и политический. 17 ноября 1929 г. состоялись выборы на пост обер бургомистра. При решающем голосовании за Аденауэра было подано на два голоса больше, чем за Герлингера: 49 против 47. «Теперь искушенный деятель, известный не только в городе, рейнских землях, но и во всей стране прошел на новый срок с трудом» — подытожил избирательную кампанию В.Д. Ежов.

Несмотря на свою победу, тяжелые времена наступали как у Аденауэра, так и у всей Германии. Веймарская республика с нестабильной властью, вялой экономикой и социальной напряженностью шла навстречу национал-социалистической диктатуре. В жизни Аденауэра наступал период длительной отстраненности от активной деятельности. С 1933 г. судьба зрелого политика, да и всего немецкого народа стала зависеть от одной фигуры – Адольфа Гитлера.

Но и этот этап германской истории Конрад Аденауэр пройдет, получив бесценный политический и жизненный опыт, которого ко времени своего канцлерства у него будет достаточно. Ясно одно, условий для качественного, фундаментального становления политика время, которое было отпущено Аденауэру, дало ему с избытком.