Новинки историографии по Мирной революции в ГДР - Vereinigung.ru

Вход на сайт

Наши партнеры

Новинки историографии по Мирной революции в ГДР

E. Neu­bert. Unsere Rev­o­lu­tion. Die Geschichte der Jahre 1989 – 90. München: Piper Ver­lag GmbH, 2008. 520 S; I.-S. Kowal­czuk. End­spiel. Die Rev­o­lu­tion von 1989 in DDR. München: Ver­lag C.H. Beck,. 2009. 602 S; A. Röd­der. Deutsch­land einig Vater­land. Die Geschichte der Wiedervere­ini­gung. München: Ver­lag C.H. Beck, 2009490 S.

Э. Нойберт. Наша революция. История 1989 – 90 гг. Мюнхен, 2008. 520 с.; И.-С. Ковальчук. Эндшпиль. Революция 1989 года в ГДР. Мюнхен, 2009. 602 с.; А. Рёддер. Германия единое отечество. История воссоединения. Мюнхен, 2009490 с.

Интерес к событиям двадцатилетней давности – падению Берлинской стены (9 ноября 1989 г.) и объединению Германии (3 октября 1990 г.) продиктован не только политической актуальностью, но и желанием историков и политологов дать новые интерпретации решению одной из самых сложных и острых проблем второй половины XX века – германскому вопросу. За прошедшие годы на эту тему опубликованы сотни различных работ, воспоминания главных участников процесса объединения Германии, изданы документальные материалы.

Значение, как и последствия исторических событий, познаются и проявляются со временем. Падение Берлинской стены 9 ноября 1989 г., по мнению немецких историков Э.Нойберта и И.-С.Ковальчука, не просто памятная дата для немцев, а поворот в европейской и мировой истории. Для этого должны были сложиться как внутренние, так и внешние причины. Именно они вызвали революцию в ГДР, которую Нойберт пытается поместить в общий контекст «буржуазных революций» в Англии, США, Франции, так как во всех этих революциях граждане боролись за свободу. 

Стремление к свободе действительно было побудительным мотивом массовых выступлений в ГДР в 1989 г. «Общество на исходе», по мнению Нойберта, оказалось потому, что строительство «социализма в цветах ГДР» закончилось крахом, о чем он пишет в первой главе книги. В следующих пяти главах автор показывает нарастание социально-политического конфликта, бессилие СЕПГ, утратившей доверие у граждан республики, деятельность оппозиции, среди которой было немало наивных людей, и где верх брали сторонники воссоединения. До 9 ноября 1989 г., пишет Нойберт, революция в ГДР развивалась не как «мирная», но неожиданное падение Стены разрядило ситуацию. Фактически это означало, что «коммунизм в ГДР пал» (с. 227). Свою роль сыграла твердая позиция Москвы, отказавшейся от какого-либо вмешательства в события. Окончанием революции можно считать 3 октября 1990 г. – День первого германского единства.

Свое видение революционных событий в ГДР изложил известный немецкий историк, член Комиссии по преодолению последствий диктатуры СЕПГ Илько-Саша Ковальчук. Прежде всего, он пишет о значении советской перестройки, полагая, что ее перенос в ГДР способствовал бы демократизации в обществе. В реальности режим СЕПГ только ужесточил репрессивную политику, надеясь тем самым загнать оппозицию в подполье. Однако эти меры дали обратный результат. На сороковом году ГДР ее покинуло почти 350 тыс. граждан, больше, чем в любом другом году со времени появления Берлинской стены. «Голосование ногами» и массовый выход населения на улицы Берлина, Лейпцига и других городов на фоне экономического кризиса, отмечает автор, стали действенным фактором развития революции в ГДР.

Касаясь роли церкви в революции, то И.-С. Ковальчук считает, что распространенное мнение о ее активности не подтверждается фактами. Каких-либо существенных действий до осени 1989 г. церковь не предпринимала (с. 221). Отдельные заявления, например, «Письмо из Веймара» от 10 сентября 1989 г., составленное членами руководства ХДС ГДР, положения не меняли.

Крушение ГДР было обусловлено политикой СССР. Ковальчук приводит высказывание Эриха Мильке из его речи на 9 пленуме ЦК СЕПГ: «Без Советского Союза не было и не будет ГДР» (с. 424). Отказ «старшего брата» от прежней поддержки делал режим СЕПГ недееспособным. Что касается советской военной группировки, то, как пишет Ковальчук, солдаты и офицеры фактически не информировались о событиях в ГДР, падение Берлинской стены было воспринято как мера по облегчению поездок на запад. Впрочем, и среди восточных немцев мало кто предвидел столь стремительное исчезновение ГДР.

Следует ли считать произошедшее в ГДР «революцией», задается вопросом Ковальчук? Возможно, произошедшее лучше именовать «поворотом», «крахом», «крушением», «аншлюсом», или, как считают коммунисты, это была «контрреволюция» (с. 537 – 538). Дискуссии относительно характера, содержания и направленности перемен в восточноевропейских странах, надо считать, еще не завершились. Для автора, как нам кажется, важнее другое: сегодня в Германии о ГДР и ее революции вспоминают не часто, разве что в «Son­ntagsre­den». Но если будущие историки, обучаясь в университетах, не имеют возможности изучать историю ГДР, то в будущем они вряд ли станут специалистами в своей профессии, заключает Ковальчук (с. 545). 

Третья книга, написанная о судьбе ГДР, принадлежит профессору университета им. Иоганна Гутенберга (г. Майнц) Андреасу Рёддеру, который в предисловии представляет ее как «первое фундаментальное научное исследование воссоединения 1989 – 1990 гг.». (с. 14). Разумеется, это не первое исследование истории германского единства, но монография Рёддера заслуживает обращения к ней. Книга, объемом почти в 500 страниц, иллюстрирована (35 черно-белых иллюстраций), пятую часть ее составляют примечания и ссылки на использованные литературные и архивные источники. Композиционно она состоит из предисловия, 6 глав и эпилога под названием: «Десять пунктов немецкого единства», где автор рассуждает о сути воссоединения, его причинах и последствиях, а также роли этого события в немецкой истории.

Новизну своего исследования Рёддер обосновывает прежде всего тем, что ему удалось связать воедино все основные проявления революции в ГДР: от массового гражданского движения до международной дипломатии. При этом работа написана на основе многочисленных источников и имеющихся немецких и международных исследований, в том числе, российских авторов Квицинского, Португалова, Фалина и др. 

Рецензентов в Германии привлекло уже само название монографии «Deutsch­land einig Vater­land» («Германия, единое Отечество»). Эти три слова из гимна ГДР, который с 1970-​х гг. именно из-за упоминания о «единой Германии» исполнялся без слов, были, в конце концов, обращены против самой ГДР. Думается, что подобная ирония по отношению к ГДР была использована автором не случайно: в своей работе Рёддер, на наш взгляд, достаточно узко и однообразно изображает ГДР, ограничиваясь более всего на ее экономических проблемах, которые по мнение автора и стали причиной «гибели ГДР».

Немецкие рецензенты упрекали автора в том, что он весьма «идеалистически» отнесся к канцлеру Колю, отказавшись от критического анализа его германской политики. Да, при прочтении книги такое ощущение возникает. Но Колю нельзя отказать в проявленном умении разбирать «завалы» на пути к объединению Германии. Не случайно, он в 1990 г. стал «канцлером германского единства». 

Акцент книги Рёддера, в отличие от «Эндшпиля» Ковальчука, более смещен в сторону внешнеполитической ситуации вокруг воссоединения. Ключевой фигурой всего процесса «немецкой перестройки» стал М.С. Горбачев. Правда, в последнем советском лидере автор видит скорее неудачного реформатора, «невольного разрушителя», который поначалу еще верил, что коммунизм можно реформировать, но который ввиду неуправляемого хода событий стал «ликвидатором и так уже полностью обветшалой системы» (с. 20). Для Рёддера Горбачев олицетворяет собой «эрозию советского притязания на господство», которая началась еще в конце эры Брежнева ввиду надвигающейся экономической катастрофы всей «Советской империи». Таким образом, Рёддер, как и другие авторы, напрямую связывает события в Восточной Германии конца 1980-​х гг. с экономическими проблемами СССР, который был более не в состоянии оказывать ГДР финансовую и военную поддержку.

Отдельным вопросом для Рёддера являются последствия воссоединения Германии («цена единства»). Помимо общеизвестных положительных моментов, воссоединение принесло и проблемы, главной из которых оказалось «переоцененная экономическая мощь» ГДР. Автор считает, германское единство проглотило астрономические суммы: к 2006 г. порядка 1400 миллиардов евро (с. 360). В этой связи было бы интересно узнать, что означала для западных немцев «интеграция восточногерманских граждан», и как она отразилась на их жизни? К сожалению, автор не проанализировал эту проблему. В «эпилоге», в «десяти пунктах к германскому единству», Рёддер суммировал свои выводы, по праву отнеся воссоединение Германии к выдающимся событиям немецкой и европейской истории.

Отдельные недостатки, которые можно отнести на счет авторских интерпретаций, рецензируемые здесь книги немецких историков, бесспорно, являются ценным источником для тех, кто хотел бы больше узнать о революции в ГДР и процессе объединения Германии.

Оригинал в: [Рецензия] / Петелин Б.В., Степанов Г.В. /​/ Вопросы истории. 2011. № 2. С. 169 – 170. Рец. на кн.:E.Neubert. UNSERE REV­O­LU­TION. DIE GESCHICHTE DER JAHRE 1989 – 90. Munchen: Piper Ver­lag GmbH, 2008, 520 S; I.-S.Kowalczuk. END­SPIEL. DIE REV­O­LU­TION VON 1989 in DDR. Munchen: Ver­lag C.H.Beck,. 2009, 602 S; A.Rodder. DEUTSCH­LAND EINIG VATER­LAND. DIE GESCHICHTE DER WIEDERVERE­INI­GUNG. Munchen: Ver­lag C.H.Beck, 2009490 S.

 


 

У вас недостаточно прав для добавления комментариев.
Чтобы оставить комментарий, Вам необходимо зарегистрироваться на сайте.